Новости
Биография
Книга
Фотогалерея
Прямая речь
 
 
 

Темы

 

Выборы, которые мы проиграли

 
 
Дело о зерне
Дело о расписке
Пресса обо мне
Книга "Между властью и тюрьмой"
Российские суды
Конституционный суд РФ
Европейский суд по правам человека
31 марта 1998 г. Украденная победа.

 
 
 

"Между властью и тюрьмой"

 
Книга Андрея Климентьева "Между властью и тюрьмой"
ISBN 978-5904105-02-0
Формат: 60x90 1/16
Цена: 185 р. вместе с доставкой
 
Заказать
 


 
 
версия для печати  версия для печати

Сергей Кочеров

"Нижегородский рабочий", 7 апреля 1998

Поистине злой рок преследует нижегородцев, когда они избирают своего градоначальника в марте. В 1994 году выборы мэра не состоялись, а в 1998 году были объявлены недействительными. Можно обнаружить немало совпадений между этими мартовскими выборами. Но самым важным из них следует признать одно: высокая вероятность или полная очевидность победы представителя оппозиции над претендентом от партии власти. Объединяет эти два случая и презрительно-успокоительная уверенность в "правильном" выборе нижегородцев, которая от начала до конца была присуща руководителям избирательных кампаний от партии власти. В марте 94-го года известный в Нижнем тележурналист, находящийся ныне в оппозиции к областному руководству, откровенно говорил в своем окружении: "Народ - это быдло, которому бы лишь водку жрать. Как ему прикажут, так он и проголосует". В марте 98-го года один высокопоставленный областной чиновник делился со мной своими наблюдениями: "Конечно, наша кампания ведется плохо. Но я чувствую, что мы все равно победим. Таков менталитет у нашего народа, его просто так не изменишь". Знатоки народной психологии, однако, не учли, что к особенностям российского менталитета относится не только поразительно долгое терпение, но и бунт, который, заметим, не всегда является бессмысленным и беспощадным.

Никто не хотел уступать

Сенсационная победа Андрея Климентьева на выборах главы Нижнего Новгорода сразу же вызвала множество комментариев со стороны нижегородских и столичных чиновников и журналистов. В качестве наиболее расхожих объяснений такого волеизъявления нижегородцев обычно приводятся две причины. Во-первых, утверждают, что Климентьев выиграл прежде всего потому, что от партии власти в выборах участвовали сразу два кандидата, поделившие между собой так называемый демократический электорат. Во-вторых, сетуют на то, что выборы главы Нижнего проходили по однотуровой, а не двухтуровой модели, которая якобы исключала возможность победы скандально известного бизнесмена над нормальными кандидатами. Рассмотрим эти причины и варианты иного развития событий более подробно.

Нельзя отрицать, что Дмитрий Бедняков и Владимир Горин вели между собой борьбу за избирателей, лояльно относящихся к власти. Правда, я бы не стал спешить называть этот электорат демократическим только на основании его лояльности, поскольку не считаю, что, кто у нас голосует за власть, тот и есть демократ. Но дело даже не в этом. Здесь важно то, что выход из предвыборной борьбы одного из названных кандидатов не означал бы автоматического перехода голосов его сторонников к другому представителю партии власти. Социологи не могут доказать нам обратного, так как данные разных социологических служб на сей счет противоречивы, тем более что подобные исследования, насколько мне известно, не проводились в последнюю неделю перед выборами, когда значительная часть избирателей принимает окончательное решение. Субъективный опыт личного общения с людьми после выборов также не дает мне оснований полагать, что большинство голосов Беднякова досталось бы Горину, если бы Дмитрий Иванович вышел из борьбы. Сам Бедняков, как мы помним, сказал, что, если бы не его участие в выборах, победа Климентьева была бы еще более внушительной.

Кроме того, Горин и Бедняков могут быть весьма условно причислены к одной партии. Не вполне ясно, кто и как должен был определить, кому из них надо было снимать свою кандидатуру, а кому - остаться. Каждый, судя по всему, был уверен, что победить может только он. Мудрого арбитра, чье веское слово оказалось бы для них законом, не нашлось. Партия власти выставила на выборах мэра двух своих кандидатов, но это было вызвано не борьбой амбициозных личностей, не способных договориться друг с другом, а глубоким внутренним расколом региональной элиты, который впервые проявился еще на губернаторских выборах.

Столь же проблематично утверждение, что при проведении выборов в два тура победа опального бизнесмена была бы невозможна. Опыт выборов мэра в Дзержинске показал, что представитель партии власти вполне может проиграть и при таком раскладе. Как повели бы себя московские и нижегородские чиновники, если бы во второй тур вышли Климентьев и Горин? Весьма возможно, что и в этом случае последовал бы властный окрик из Москвы, местные власти восприняли бы его как указание к действию, судья отправил бы победителя первого тура в СИЗО, а избирателям в течение одной-двух недель на все лады внушали бы мысль, что "вор должен сидеть в тюрьме", а не в кресле мэра. Как вы думаете, кто бы тогда победил во втором туре?

Конечно, можно допустить, что, если бы не Бедняков, Горин сумел бы победить Климен-тьева. А если бы не Климентьев, он получил бы 29 марта свыше половины голосов избирателей. А если бы его соперником был один Александр Курдюмов, Горин мог бы рассчитывать и на 90% голосов нижегородцев. После губернаторских выборов нам тоже говорили, что, если бы не Булавинов, Зверева и Сперанский, Скляров победил бы Ходырева еще в первом туре. На мой взгляд, дело обстоит иначе. Владимир Горин стал на выборах мэра таким же заложником типично административно-командных методов ведения избирательной кампании, как и Иван Скляров на губернаторских выборах. Определяющую роль в его кампаний играли чиновники, может быть и преданные своему начальнику, но не понимающие сути выборов. Отсюда такое повышенное внимание к программе самого кандидата, отсюда перегруженные фактами, но скупые на эмоции выступления перед избирателями. Однако предвыборная программа не Священное писание, чтобы люди стремились найти там ответы на все вопросы, а в обращении к избирателям имеют значение не только конкретные цифры, но также точное слово и правильная интонация. Когда Андрей Климентьев говорил с нижегородца-ми о магазинах для пенсионеров или о кредитных союзах так, словно умудренный жизнью отец вразумлял своих несчастных детей, это действовало сильнее, чем ностальгические воспоминания Дмитрия Беднякова или хозяйственные отчеты Владимира Горина. В конце концов Россия выбирает сердцем. И Климентьев смог победить своих основных конкурентов именно потому, что обращался не к разуму, как Бедняков, и не к здравому смыслу, как Горин, а к чувствам людей. Он просто лучше других провел эту избирательную кампанию, переиграв партию власти по всем статьям. И поэтому победил ее кандидатов на этих выборах. Но власть ответила ему тем, что признала эти выборы недействительными.

На полигоне демократии - под локомотивы реформы

Прошло всего несколько дней со дня вынесения окружной комиссией известного вердикта, как оказалось, что практически никто, за исключением членов этой комиссии, которым еще предстоит доказывать обоснованность своего решения в суде, не связывает истинную причину отмены результатов выборов с допущенными "многочисленными нарушениями". И губернатор Нижегородской области Иван Скляров, и заместитель руководителя президентской администрации Евгений Савостьянов фактически "проговорились", что в основе принятого решения лежит не правовая норма, а политическая целесообразность. Победил бы другой кандидат - и отношение к нему было бы другое, а так не отдавать же город на разграбление "уголовнику"! Московская и региональная власть ненавязчиво пытается внушить нижегородцам, что, отменив результаты выборов, она спасла их ... от них же самих.

Только один человек в Москве до сих пор убеждает Россию в том, что выборы главы Нижнего были признаны недействительными исключительно потому, что наша городская избирательная комиссия, выявив многочисленные нарушения, смогла принять свое "мужественное" решение. Это глава Центризбиркома Александр Иванченко, который, судя по его комментариям, обладает богатым даром воображения. Судите сами: то он уверяет, что нижегородские избиратели выбрали Климентьева потому, что не знали о его судимостях, то проникновенно повествует о том, как окружная комиссия осталась с этим "агрессивным кандидатом" наедине, а в ее состав входят преимущественно женщины, живущие со своими детьми "на тех же самых улицах". Остается только удивляться, почему на телеэкранах еще не замелькало заплаканное лицо женщины, члена указанной комиссии, которая поведала бы нам, как ей и ее детям угрожали бандиты, оставившие на память о себе визитные карточки охранников Климентьева.

Надо признать, что в последних событиях, всколыхнувших наш город и сделавших Нижний "информационной столицей" России, Москва сыграла в общем провокационную роль, от которой ныне открещиваются ее представители. Стоило господину Иващенко заявить о многочисленных нарушениях на выборах - и наша окружная комиссия, дотоле устами ее председателя утверждавшая, что выборы прошли как обычно, принимает "мужественное" решение. Пообещал господин Савостьянов, известный в московских кругах как пожарный, который тушит пожары огнем, разобраться с вопросом о соответствии руководителей правоохранительных служб Нижнего занимаемым должностям - и наши "силовики" стали наперебой демонстрировать свою силу. Вспомним, как весь день после выборов наши областные и городские руководители пребывали в некой задумчивости относительно того, "кто виноват?" и "что делать?". У меня создалось впечатление, что они даже были готовы признать победу Климентьева, лишь бы не выносить сор из избы. Но Москва сказала "надо!" - и Нижний по вековой привычке ответил "есть!". Хотя нижегородцы выбирали главу местного самоуправления, который, по Конституции, не находится в прямом подчинении ни у президента, ни у губернатора. Вот я и думаю: сегодня Москву не устроил человек, набравший большинство голосов на выборах главы города, а завтра она, может быть, откажет в доверии избранному губернатору. Встанет ли тогда хоть один нижегородец на его защиту, как сегодня некоторые встают на защиту Климентьева? Не пора ли Ивану Скля-рову вспомнить о своем предвыборном обещании "при решении любого вопроса исходить из приоритета прав и свобод человека, защищать каждого нижегородца от произвола и притеснений, от кого бы они ни исходили"? По-моему, это лучше, чем с улыбкой говорить о "независимости" нашей судебной власти или заниматься арифметическими операциями с целью доказать, какое ничтожно малое число нижегородцев проголосовало за Климентьева. За самого Ивана Петровича в первом туре проголосовало 17, а во втором - 25 процентов от общего числа избирателей, проживающих в нашей области. И ничего - живем.

Так были или нет серьезные нарушения на выборах главы Нижнего Новгорода? Конечно, были, поскольку ни одни наши выборы не обходятся без нарушений. И Анатолий Некрасов, и Дмитрий Королев - председатели областной и городской избирательных комиссий - неоднократно признавали на прошлых выборах: имели место нарушения, но они не повлияли на результаты голосования. А вот на последних выборах главы Нижнего, надо же, повлияли. Правда, не совсем понятно, каким образом сказались на победе Климентьева публичная агитация губернатора области за Владимира Горина или публикация опросов общественного мнения, которые в большинстве своем отдавали предпочтение Горину или Беднякову. С легкой руки Москвы Климентьеву также приписали обещание доплачивать пенсионерам 20 рублей к пенсии ежемесячно (в действительности это пункт из предвыборной программы Беднякова). Тогда почему Ельцину можно было в 1996 году давать обещание о приближении минимальнои пенсии к прожиточному минимуму пенсионера. Ну да Бог с ним, с Ельциным, который, конечно, не обязан отчитываться перед Некрасовым. А вот как быть с предвыборным обещанием одного из самых уважаемых людей города, который занял достойное место в нынешнем составе законодательного собрания? "Уважаемый пенсионер! - говорит он в своей предвыборной листовке. - Руководство ... несмотря на непростое финансовое положение, приняло решение о повышении на 15 % дополнительного пособия, назначенного Вам по решению Совета директоров ... С 1 марта текущего года размер пособия составит, в зависимости от категории, - 20, 40 и 60 рублей". Снова - нарушения были, но на результаты голосования не повлияли? Такой подход сложился исключительно потому, что "львиная доля" нарушений на выборах делается партией власти и ее представителями. Андрей Климентьев не был кандидатом от партии власти, поэтому именно его решили наказать с целью демонстрации тезиса, что "у нас перед законом все равны".

Что показали выборы главы Нижнего? Во-первых, они убедительно доказали, что не может быть демократических выборов в авторитарной стране. Теперь мы доподлинно знаем, что было бы в случае победы Зюганова на президентских и Ходырева - на губернаторских выборах. Во-вторых, они продемонстрировали слабость партии власти, которая более не находит убедительных в правовом отношении аргументов для поддержания своего господства. В-третьих, они показали тщетность обещаний властей сохранить стабильность в обществе. Ибо не может быть стабильности там, где нет честной политики, исключающей применение двойных стандартов к "своим" и "чужим", где в действиях властей нет предсказуемости, когда они сначала что-то делают, а затем думают над тем, как это объяснить народу. Кпиментьев, конечно, далеко не ангел, но, если наши "отцы области и города" будут продолжать действовать в отношении него в том же духе, очень скоро его будут называть не иначе как "святой Андрей". Но самое печальное состоит в том, что, может быть, непризнанный победитель на очередных "мэрских" выборах в Нижнем совершенно прав, когда он говорит о своих противниках: "Они не верят, что жизнь в России можно изменить к лучшему. Как же они управляют страной?"

 
         
   О проекте   
Новости Биография Фотогалерея Прямая речь